Поступив по закону, по закону и «сядут»?

Буйство неприкосновенного судьи может обернуться трагедией для милиционеров, выполнивших долг.

Узаконенная неприкосновенность ряда категорий украинских граждан стала удобной ширмой для совершения ими неблаговидных поступков и противозаконных деяний. Неприкосновенный статус пожизненного судьи и неприкосновенный статус депутата Верховной Рады сегодня скомпрометирован: он — синоним безнаказанных коррупции, хищений и даже убийств. А еще — сведения счетов с оппонентами.

Последний характерный случай — это задержание якобы за превышение служебных полномочий и угроза тюремного заключения сроком до восьми лет обычных милиционеров. Работников милиции, которые предписанными законом и служебными инструкциями способом и средствами прекратили обычный пьяный дебош. Но не обычного человека, а судьи, имеющего статус неприкосновенности.

ЧП районного масштаба

Как уже известно, резонансное ЧП случилось в ночь на 13 июня в одном из заведений Харькова. Там судья Киевского районного суда г. Харькова Денис Невядомский, пребывая «навеселе», повздорил с отдыхавшей рядом компанией. Завязалась драка, гражданин Невядомский был бит, кому-то досталось от Невядомского, судья буйствовал и хотел сатисфакции, прибыл наряд ГСО, но судью милиция не смутила, досталось и наряду, судью угомонили лишь наручники…

Денис Невядомский. Фото:  facebook.com

А дальше был скандал.

Уже менее чем через сутки весь милицейский наряд, положивший конец бесчинствам пьяного хулигана, оказался… под стражей. А по всем телеканалам транслировали праведный гнев первого зам.прокурора Харьковской областной прокуратуры Владимира Суходубова, обвинившего милиционеров в «букете» уголовщины — работники милиции-де не имели права задерживать пьяного судью-хулигана, а тем более «ограничивать свободу» дебошира надеванием наручников — ведь он имеет статус неприкосновенного!

Как особая доблесть прокуратуры преподносилось то, что на месте преступления уже через 20 минут оказались работники ведомства Виктора Пшонки, которые судью и «освободили». Эти же прокурорские работники позаботились о том, чтобы обидчики «залетного» судьи оказались под стражей в СИЗО. А потом раструбили по всем телеканалам о своей героической «победе».

Итак, судья-дебошир — на свободе, а работники милиции, просто выполнившие свой служебный долг и инструкции — в камере. Судья-хулиган будет и дальше — пожизненно! — «судить» граждан, а работники милиции буду сидеть — может даже, и 8 лет.

Где логика? Где справедливость?

Что говорит закон?

Снимок с камер наблюдения.

Прежде всего внесем ясность в понятие неприкосновенности судей. Согласно статье 48 Закона Украины «О статусе судей», неприкосновенность судьи предусматривает, что:

— судья не может быть без согласия Верховной Рады Украины задержан или арестован до вынесения судом обвинительного приговора (ч.1);

— судья, задержанный по подозрению в совершении деяния, за которое установлена ​​уголовная или административная ответственность, должен быть немедленно освобожден после установления его личности; судья не может быть подвергнут приводу или принудительно доставлен в любой орган или учреждение, кроме суда (ч .2);

— судье может сообщить о подозрении в совершении уголовного преступления только Генеральный прокурор Украины или его заместитель (ч.3);

— отстранение судьи от должности в связи с привлечением к уголовной ответственности осуществляется Высшей квалификационной комиссией судей Украины (ВККСУ — «А») на основании мотивированного ходатайства Генерального прокурора Украины (ч.4);

— проникновение в жилье или другое владение судьи или его служебное помещение, личный или служебный транспорт, проведение там осмотра, обыска или выемки, прослушивание его телефонных разговоров, личный обыск судьи, а равно досмотр, выемка его корреспонденции, вещей и документов могут производиться только по решению суда(ч.5).

Итак, судью трогать — не моги, и отпускай его на все четыре стороны, как только удалось установить, что перед тобой — судья.

И нигде в Законе Украины «О статусе судей» вы не найдете такие «права» судьи:

— нарушать права и свободы других граждан;

— применять к другим лицам и представителям правоохранительных органов физическое насилие и угрозы.

Очевидно, что таких прав неприкосновенность судьям не предоставляет. Зато создает условия для различного рода злоупотреблений — вплоть до уголовных — такой неприкосновенностью. Чем многие — подчеркну, многие! — судьи системно и сознательно пользуются.

Итак, с правом судей на неприкосновенность мы разобрались.

Теперь посмотрим, каков порядок действий предусмотрен законом для милиционера, который стал свидетелем правонарушения.

Согласно п.1) ст. 10 Закона Украины «О милиции», обязанность милиции — обеспечение безопасности граждан и общественного порядка. Отметим, что цитируемая норма Закона не делит граждан на какие-либо категории — в нашем случае, на «неприкосновенных» и обычных. И потому, слава Богу, милиция обеспечивает безопасность всех граждан (конечно, в силу имеющихся в ее распоряжении возможностей).

Согласно пунктов 2 и 5 ст. 10 Закона Украины «О милиции», прямая обязанность милиции — выявление и прекращение уголовных и административных правонарушений. Опять же, приведенная норма Закона не содержит оговорки «кроме тех преступлений, которые совершают граждане, относящиеся к категории неприкосновенных».

Таким образом, обязанность милиционера по пресечению правонарушения — очевидна. Но какими возможностями располагает сотрудник милиции для пресечения правонарушения (преступления)? Об этом говорится в статье 12 все того же Закона Украины «О милиции».

Согласно ст. 12, перед применением физической силы сотрудник милиции должен предупредить об этом нарушителя. В случае непосредственной угрозы жизни и здоровью граждан или сотрудников милиции физическая сила применяется без предупреждения.

Согласно ч.3 статьи 12 Закона Украины «О милиции», физическая сила не применяется к следующим категориям граждан:

— женщинам с явными признаками беременности;

— лицам пожилого возраста с выраженными признаками инвалидности;

— малолетним детям.

Как видим, в данном случае Закон не приравнивает судей (и народных депутатов) в правах к беременным, малолетним и пожилым инвалидам.

Отметим, что даже эти ограничения не действуют, если беременные, пожилые граждане и «малолетки» совершают групповое или вооруженное нападение на граждан или сотрудников милиции (та же ч. 3 ст. 12 Закона Украины «О милиции»).

То есть в случае с судьей Д. Невядомским прибывший на место драки наряд милиции не превысил данные ему законом полномочия, на законном основании и в строгом соответствии с законом пресек правонарушение (драку), применив при этом к неизвестному им пьяному дебоширу физическую силу и спецсредства — наручники и слезоточивый газ.

Закон не предписывает сначала установить личность дебошира (хулигана), а только потом пресекать правонарушение. Так что судье Д. Невядомскому «не повезло» — о его неприкосновенном статусе милиционеры смогли узнать, лишь скрутив буйного драчуна, кидавшегося на людей с кулаками.

Еще раз вернемся к содержанию ч. 2 ст. 48 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», в которой отмечается, что судья, задержанный по подозрению в совершении деяния, за которое установлена ​​уголовная или административная ответственность, должен быть немедленно освобожден после установления его личности.

Особенность этой нормы усматривается в том, что она не устанавливает правил (процедуру) задержания судьи непосредственно при совершении им правонарушения (преступления).

Таким образом, сотрудники милиции, пресекая пьяную драку с участием судьи, действовали адекватно и законно.

Прибыв по тревожному вызову на место происшествия, милиционеры применили к агрессивному нарушителю общественного порядка меры физического воздействия. Как только личность и судейский статус нарушителя были установлены, присмиревший к тому времени нарушитель был освобожден. Все строго в рамках закона.

А вот дальше началось и вовсе нехорошее.

Месть

Похождения нетрезвого судьи (чье алкогольное опьянение установлено экспертизой), его задержание стали быстро достоянием гласности. Очевидно, это, а так же чувство гордыне толкнуло судью на неадекватные его публичному статусу и занимаемой должности действия. Он стал мстить. И мстить не людям из кампании, с которой дрался в кафе, не охране заведения, которая пыталась образумить дебошира, и не хозяевам заведения, где «гастроли» судьи состоялись. Судья стал мстить милиционерам, которые его «взяли за руки», положив конец пьяному загулу.

Очевидно, что тем самым судья пытается убить двух зайцев.

Во-первых, при помощи знакомых в местных органах прокуратуры развернув кампанию травли милиционеров, судья пытается извратить картину и суть произошедшего. Ведь пьянство и дебош — не лучшие, что может характеризовать любого судью, тем более — судью пожизненного.

Во-вторых, в силу, очевидно, личностных качеств судья мстит тем, кому он отомстить в состоянии — людям подневольным, людям в форме. Понимая, что его неприкосновенный статус — это его же единственный «козырь» во всей этой грязной истории. А кто «посягнул» на статус? Милиция! Ведь больше никто на свободу хулигана не посягал — ему просто в ответ набили морду, ничем свободу не ограничивая…

Ну а дальше было то, что мы видели: задержание наряда, «коснувшегося» нетрезвого судьи, пресс-конференция прокурорского работника, вставшего горой за «неприкосновенного». И все это — важно отметить — на фоне кампании шельмования украинской милиции, развернутой в Украине пророссийскими СМИ и пророссийскими политиками и «экспертами».

Пьяная выходка одного — а как круто все «завертелось»!

Такого резонанса, пожалуй, не было даже тогда, когда судья Вовк

Сегодня общество должно серьезно задуматься над тем, какие последствия может иметь это ЧП, если вопреки требованиям закона и здравого смысла, но в угоду чей-то неуемной гордыне, чьему-то желанию мести и связям будут наказаны люди, которые просто выполнили свой служебный долг.

Наказание милиционеров, задержавших пьяного судью, а тем более попытка их уголовного преследования станет актом абсолютного утверждения своеволия касты «неприкасаемых» в Украине.

Что можно требовать с милиционера, если в каждом преступнике — хулигане, грабителе, насильнике он будет прежде всего видеть потенциального «судью» или «депутата»? Тронь такое — и тебе тюрьма! А уж каста «неприкасаемых» обязательно позаботится о том, чтобы посягнувший на нее оказался на нарах.

И если работник милиции не захочет сидеть в тюрьме, он прямо на месте преступления вежливо спросит у насильника: «Извините, пожалуйста, а Вы, случайно, не депутат или судья… Да? Ну тогда я больше не вправе Вам мешать…»

Нам нужна такая страна?..

«Синдром Невядомского»

Профессиональное и человеческое «качество» судейского корпуса Украины у граждан страны положительных эмоций не вызывает. Все чаще суд и судья в глазах отдельных граждан и общественного мнения в целом — это синонимы коррупции, беззакония, произвола и безнаказанности. Всего того, что можно охарактеризовать двумя словами — предательство присяги.

СМИ пестрят фамилиями судей, выносящих поразительно мягкие приговоры даже отъявленным убийцам. Сотни примеров того, как судьи отбирают чужую недвижимость, пособничают рейдерам и контрабандистам. В то же время судейский корпус Украины безжалостен к рядовым гражданам страны, вынося ничтожно малое число оправдательных приговоров. И жестоко карая тех, кто «заказан» сильными мира сего.

Не смотря на проведенную судебную реформу, «заказное правосудие» пока остается «фирменным знаком» украинской судебной системы. Символом которой стал, пожалуй, одиозный судья-«колядник» Зварич (который, впрочем, все-таки получил «срок»).

Очевидно, что судебную систему не исправить в одночасье принятием новых, самых передовых законов. Многие беды судебной системы Отечества имеют давние негативные «традиции» и нехорошие корни. И это прошлое буквально гробит любые попытки модернизации, «перезапуска» украинского судоустройства и судопроизводства. А в «потерпевших» — все мы.

Один из таких рудиментов прошлого — средневековый институт неприкосновенности отдельных категорий граждан в украинском обществе. Неприкосновенности, которая стала причиной огромного числа разного рода спекуляций, злоупотреблений и недоразумений. Неприкосновенность, которая вызывала и вызывает справедливые нареканий со стороны граждан: почему одни перед законом должны быть «ровнее», чем другие?

Нужно признать: неприкосновенность судей и депутатов Верховной Рады, которая, в теории, должна выступать гарантией их профессиональной непредвзятости, ничего этого не гарантирует. И даже хуже: делает «статусных» преступников недосягаемых для Закона.

И потому «синдром Невядомского», который может стоить свободы сотрудникам милиции, четно исполнившим свой долг — очень опасный для общества и государства прецедент.—

Константин Иванченко, «Аргумент»

Share




    © 2005-2017 «Гражданская прокуратура Украины»

    Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.prokuratura.org.ua и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла. Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки.

    Контакт: gpu.org@gmail.com

    >