Паспорт, деньги, три ствола. «Киллер Кадырова» обещал Осмаеву и Окуевой 30 тысяч евро

Новые подробности бойни на Подоле.

1 октября исполнилось четыре месяца с момента кровавой перестрелки на Подоле, в которой с чеченцем Артуром Денисултановым — Кринари, неоднозначным персонажем известным по целому ряду фамилий и прозвищ, сошлись бойцы батальона «Киев-2» Адам Осмаев и Амина Окуева. Накануне этой даты в столичном главке Нацполиции рапортовали, что расследование громкого дела вышло на завершающую стадию.

«Оно готовится к передаче в суд, будет согласован обвинительный акт», — заявил журналистам руководитель полиции Киева Андрей Крищенко.

«Страна» ознакомилась с материалами этого уголовного производства, которые заявлялись судам первой и второй инстанции прокурорами во время избрания меры пресечения подозревамому.

Обнаруженный ряд нестыковок позволяет усомниться в полноте расследования истории с перестрелкой чеченцев в центре Киева. И предположить, что дело если и намереваются в ближайшее время «выпихнуть» в суд, то исключительно в усеченном виде. Дабы не нарушить тем самым официальную легенду о том, как ветераны АТО стали жертвой нападения дерзкого киллера «Динго», посланного чуть ли главой Чечни Рамзаном Кадыровым.

Новый друг окучивал «добробатовцев» неделю

Итак, в конце мая на Окуеву через журналистов студии Савика Шустера (Нелю Шелякину и Александра Стукало) вышел человек, представившийся журналистом издания Le Monde Алексом Вернером.

Он предложил записать серию интервью о жизни Адама и Амины для французской газеты. Трижды супружеская пара добробатовцев встречалась с ним. Известно, что их рандеву проходили в кафе «Крым» около Майдана и заведении Fujiwara Yoshi на улице Соломенской.

Окуева дебютировала в журналистике и сравнила себя с Жанной д’Арк

Общение записывалось «Вернером» на видео, и как позднее утверждала Окуева — он якобы задавал им провокационные вопросы, подводя к критике действующего в Украине режима.

Впрочем, содержащаяся в материалах дела переписка между «французом» и «добробатовцами» не содержит таких сведений. Напротив, здесь они мило общались, рассыпаясь друг друг в комплиментах и знаках внимания.

25 мая по просьбе нового знакомого Амина подготовила статью-обращение для Le Monde. В ней она, в частности, сравнивала себя с Жанной д’Арк.

А также обвиняла в причастности к серии терактов на территории Европы Россию и приветствовала избрание президентом Франции Эммануэля Макрона.

Откровения «добробатовцев» оценили в 30 тысяч евро. Эти записи исчезли

В ответ «Вернер» сообщил ей, что материал авторства Окуевой был позитивно встречен редактором французской газеты. И ей с Осмаевым издательством предлагается подписать контракт на 25 тысяч евро. В такую сумму якобы были оценены серия печатных публикаций с участием «добробатовцев» и цикл видеозаписей для телевизионной передачи.

Интересно, что с подачи «Алекса Ля-Монд» (так в телефоне Окуевой был записан «Вернер») в процессе торгов сумма вознаграждения для чеченской пары увеличилась до 30 тысяч евро.

Для подписания договора от Адама и Амины требовалось выслать своим партнерам копии своих документов, что было ими сделано.

Со слов Окуевой, также обсуждался вариант их выезда во Францию для проведения съемок. Не исключено, что с того момента Амина и стала подозревать неладное.

Дело в том, что Осмаев до сих пор находится в базе розыска Интерпола, куда был помещен туда после неудавшегося покушения на Владимира Путина. И на руках у Адама — не полноценный паспорт с тризубом, а «посвидка», дающая право на временное проживание в Украине иностранцу. То есть, в случае его приезда в Европу он мог бы быть задержан, и в дальнейшем — экстрадирован в Россию.

Заподозрив ловушку в планируемом путешествии в ЕС, 26 мая Окуева повторно попыталась удостовериться в личности французского журналиста. Но запланированное на 1 июня рандеву с «Вернером», где под контрактом с Le Monde стороны должны были поставить подписи и передать документы в посольство Франции, она не отменила. Когда должно было произойти перечисление денег на банковские счета «добробатовцев», неясно. Все стороны подтверждают лишь, что транзакция так и не состоялась.

Точно так же сложно сказать, что конкретно за время встреч наговорили «французу» под запись бойцы батальона «Киев-2». И была ли в их словах некая крамола или сенсационные признания.

В зале суда Денисултанов-Кринари заявил «Стране», что фиксировал диалоги с Осмаевым и Окуевой на два мобильных устройства. По его словам, в ходе общения «добробатовцы» хвастались своими связями с первыми лицами силовых ведомств и в целом «крутили понты».

В процессе расследования выяснилось — один телефон, на который псевдожурналист записывал их встречу 1 июня, был обнаружен в сумке Окуевой. На нем осталось лишь пару совместных фото Адама и Амины на заднем сидении Nissan’а.

Видеозапись, сделанную за мгновения до перестрелки, кто-то заблаговременно удалил.

Бесследно исчез и второй телефон «Вернера», где хранились его «майские разговоры» с добробатовцами. У следствия не возникло вопросов, куда пропал этот мобильный и почему еще один телефон «киллера Кадырова» нашелся у Окуевой.

Убойный подарок от «француза» и стертые «пальцы» с оружия

На основании показаний участников перестрелки на Подоле и свидетеля, теперь восстановим последние минуты встречи добровольцев АТО с фейковым журналистом издания Le Monde. Без четверти пять вечера «француз», которого Осмаев и Окуева подвезли на улицу Кирилловскую, 51, попросил Адама пересесть на заднее сидение авто к жене. И снимал происходящее на фото и видео.

После этого под видом ранее анонсированного в переписке «достойного подарка, который понравится», он достал из красной коробки пистолет «Глок» и выстрелил из него в Адама.

На выручку супругу пришла Окуева, которая выхватила ПМ из-за пояса и встречным огнем нейтрализовала нападавшего. Раненый «француз» выпал из машины, и уже на улице его в упор из «Макарова» расстреливал Осмаев. Затем по вызову свидетеля — полисмена Тярбея Аркании, на место ЧП прибыли скорая и полиция.

В публичных комментариях участники перестрелки путаются, кто из них стрелял. Из материалов дела следует, что пальбу устроили все трое.

Сначала «Динго» дважды выстрелил в Осмаева (киллер Кадырова утверждает, что произвел один выстрел) из «Глока», но был ранен встречным огнем Окуевой. Добивал псевдофранцуза раненый Осмаев, расстрелявший в обидчика обойму из еще одного ПМ.

Супружеская пара «добробатовцев» в своих показаниях отрицает этот факт, мол они лишь отбросили в сторону валяющееся на земле оружие. Но именно такую картину созерцал свидетель Аркания.

Интересно, что со всех трех пистолетов постфактум бойни кто-то предусмотрительно стер отпечатки пальцев. По словам замначальника отдела прокуратуры Киева Дмитрия Величко, вся надежда на установление того, кто из какого оружия вел огонь, полагается на экспертизу ДНК. Ее данных, а также результатов баллистических экспертиз, и спустя четыре месяца после инцидента по-прежнему нет.

Осмаев принес на встречу «левый ствол». Ему за это ничего не будет

Вместе с этим известно, что из «трех стволов», фигурирующих в бойне на Подоле, легальным является только ПМ Окуевой. Это «подарочный» пистолет, врученный ей главой МВД Арсеном Аваковым.

От «Глока» открещиваются все участники конфликта. «Добробатовцы» утверждают, что его принес с собой и достал из коробки «Динго». Тот заявляет, что этот пистолет ему дал рассмотреть Осмаев.

Как бы там ни было, но с собой на встречу Адам точно приносил «ствол». Речь идет о еще одном пистолете Макарова.

Следователю на этот счет Осмаев пояснил, что это незарегистрированное оружие ему подарил в зоне АТО один из чеченских командиров, воюющий за Украину. И этот «презент» боевого побратима Адам привез с собой в Киев. Несмотря на очевидное подпадание этих действий бойца «Киева-2» под статью о незаконном обращении с оружием (ст.263 УК Украины), о подозрении «добробатовцу» по ней не объявлялось.

В отличие, кстати, от того же «Динго». Который изначально задерживался по мотивам событий на Подоле именно из-за «левого» «Глока», а вовсе не покушения на «добробатовцев».

Следствие не нашло «руку Кремля» среди заказчиков

Загвоздка возникла и с подтверждением «базовой» версии случившегося на Подоле 1 июня. Ранее «Страна» писала, что «говорящие головы» МВД и потерпевшая супружеская пара видели в случившемся происки Рамзана Кадырова и/или ФСБ. В целом ими озвучивалась стандартная для резонансных преступлений политическая составляющая и отсыл к «руке Кремля».

Впрочем, найти подтверждение этим доводам следствие за четыре месяца так и не смогло. Руководитель Нацполиции Киева Крищенко утверждает, что предпосылки для установления заказчика покушения на ветеранов АТО в центре украинской столицы у правоохранителей отсутствуют.

В переводе с казенного на обывательский язык это значит, что установить мотив, а также все обстоятельства совершения преступления силовики так и не сумели. Объясняется это тем, что подозреваемый «Динго» упорно молчит и отказывается давать пояснения о случившемся 1 июня.

От сбора материала для книги до «коммерческих терок». Версия «Динго»

В свою очередь мужчина, который представлялся «добробатовцам» французским журналистом Алексом Вернером, заявляет обратную версию.

Во-первых, он называет сделанный им выстрел в Осмаева случайным. И встречно обвиняет Окуеву и Осмаева в попытке уже его убийства и расстреле в него обоймы из пистолета Макарова.

Расследование этого уголовного производства — по факту покушения на жизнь самого «Динго», за три месяца с момента регистрации так и не продвинулось до объявления о подозрении расстреливавшему его в упор «добробатовцу». Фактически следственных действий по нему не проводится. Более того, эпизод с выстрелами, которые совершил Осмаев после своего ранения в обидчика долгое время не афишировался.

Во-вторых, липовый корреспондент настаивает, что «легендировался» при знакомстве с бойцами «Киева-2» не для их последующей ликвидации. А якобы с целью наработок материала для подготовки своей книги о чеченцах, эмигрировавших из России. С учетом биографии и послужного списка «Динго» поверить в это крайне сложно.

В процессе разговора со «Страной» в зале суда он уточняет — на самом деле «подбирался» к АТОшникам для урегулирования неназванных «коммерческих вопросов», возникших между семейной парой «добробатовцев» и их некими партнерами.

Выступая таким образом в качестве переговорщика одной из сторон. И вновь заявляя, что детали спора не расскажет ни он сам, ни Осмаев с Окуевой.

Акцентируя внимание на том, что убивать парочку ветеранов АТО он не хотел и не намеревался.

За покушение привлекают не чеченца, а «одессита»

В результате, невзирая на ряд вновь открывшихся обстоятельств, единственным подозреваемым в деле о бойне на Подоле и по сегодняшний день продолжает фигурировать загадочный чеченец Артур Денисултанов-Курмакаев. Менявшему фамилии как перчатки мужчине, известному в СМИ по прозвищам «Динго» и «киллер Кадырова» инкриминируется покушение на убийство (ч.2 ст.115 УК Украины) и незаконное обращение с оружием (ч.1 ст.263 УК Украины).

При этом, по всем материалам дела чеченец проходит как «одессит» Александр Дакар. Сам он при этом категорически настаивает на его идентификации как россиянина Артура Кринари. За четыре месяца следствия точка в вопросе установления личности чеченского арестанта также не была поставлена.

По словам старшего группы в деле о покушении на Осмаева — прокурора Дмитрия Величко, российская сторона отказала в предоставлении ответов о личности «Динго» по линии международной правовой помощи. Его отпечатки пальцев совпали с дактилоскопией объявленного в розыск по линии Интерпола правоохранителями Австрии Артура Денисултанова-Курмакаева, но «ввернуть» эту деталь в материалы дела о покушении на «добробатовцев» мешает украинский паспорт на имя Александра Дакара.

Дело в том, что этот документ является подлинным, хотя и был выдан на основании липовых сведений. И несмотря на якобы выявленные следствием все детали «превращения» Денисултанова в Дакара, прокуратура не спешит объявлять ему (а также его пособникам, о разоблачении которых еще в июне заявил первый зампрокурора Киева Павел Кононенко) о подозрении за подделку документов.

По версии «Динго» это связано с тем, что накануне своей легализации еще в 2015 году он приходил в Одесское СБУ и просил о помощи в этом вопросе. Где «чекисты», якобы, и посоветовали ему купить поддельный паспорт, чтобы в дальнейшем получить на его базе «чистый аусвайс». В «конторе» остались записи посещения чеченцем этого учреждения в журнале учета, но прокуратура не приобщает их к делу.

По словам прокурора Величко, в этих бумагах нет подтверждений, что «визитером» был тот самый человек, который сегодня сидит в СИЗО по подозрению в покушении на «добробатовцев».

Сторона «Динго» уверяет, что так делают по другой причине. Мол, правоохранители понимают, что в таком случае окончательно развалится версия о наемном киллере, прибывшем по заказу расстреливать Осмаева и Окуеву. Ведь вряд ли убийца перед совершением столь громкого преступления «светился» бы в СБУ и миграционной службе. Точно так же сомнительно, что киллер показывался в публичных местах вместе со своими жертвами, как поступал Кринари.

Резюме

В сухом остатке следствия по делу о покушении на добровольцев АТО имеем — за 4 месяца так и не была проведена идентифиция подозреваемого, потеряны «пальцы» и другие вещдоки, но не обнаружены фактические доказательства участия в нем «руки Кремля».

С учетом этих и прочих «белых пятен» истории о бойне на Подоле крайне сомнительно, что уголовное производство по мотивам чеченской перестрелки, в случае его всестороннего расследования, готово к передаче в суд.

Дополнительный повод усомниться в доводах главы Нацполиции Киева дают и действия, осуществляемые на «прокурорском фронте».

Буквально за день до заявлений Крищенко о финализации уголовного производства, первый зампрокурора Киева Кононенко продлил до шести месяцев срок досудебного расследования инцидента на Подоле. Параллельно с этим 25 сентября Голосеевский райсуд еще на два места продлил арест «киллера Кадырова» без альтернативы залога.

Источник: Страна

Share




    © 2005-2017 «Гражданская прокуратура Украины»

    Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.prokuratura.org.ua и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла. Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки.

    Контакт: gpu.org@gmail.com

    >