«А не спешите нас хоронить». Что случится с покойниками в Украине после 15 марта

В Украине набирает новый виток скандал вокруг вступающих в силу 15 марта изменений в Уголовно-процессуальный кодекс.

Речь идет об утвержденных парламентариями пять месяцев назад новеллах УПК, где самые жаркие баталии развернулись вокруг принятой с голоса поправки 109 (известной также, как «поправка Лозового»).

«Страна» уже писала о недовольстве прокуроров и МВД этими поправками. Но в последние недели они наделали много шума и среди обычных украинцев.

Речь идет о нововведениях при осуществлении вскрытия, хранения и передачи тел покойных на погребение родственникам. Суть ее в том, что трупы не смогут помещать в морги, эксгумировать и предавать земле вплоть до получения санкции судов на осуществление экспертиз. В итоге, эти «живые мертвецы» по нескольку дней, а то и недель будут ожидать неизвестно где, пока государственная машина соизволит выполнить свои фукнции и дать добро на вскрытие.

Обнародование таких сведений в СМИ возымело эффект разорвавшейся бомбы, а попытки судей успокоить общественность — утонули в «зраде».

«Страна» разбиралась, как на самом деле будет работать «похоронная» поправка в УПК, вокруг которой развернулась целая кампания в обществе.

История правок в УПК: от революции к фальсификации

Для начала следует напомнить, что такое «поправка Лозового», и как вместе с прочими новшествами УПК она была утверждена депутатами. По мотивам скандального голосования в Верховной Раде 3 октября 2017 года «Страна» подробно описывала суть заложенных в ней норм, которые считались революционными.

Прежде всего, в части радикального — в два раза — сокращения сроков досудебного расследования. А также императива по закрытию так называемых «фактовых» дел, которые годами расследуются без объявления о подозрении в отношении знаковых фигурантов (и зачастую являются ничем иным, как инструментом давления и вымогательства денег от неугодных).

Уже после официального обнародования подписанного президентом законопроекта, выяснилось — на каком-то этапе после принятия «поправки Лозового» случилась «контрреволюция». Ее проголосованный в сессионном зале текст переписали до неузнаваемости, а смысл — во многом дезавуировали.

Но правоохранителей не устроила даже такая половинчатая уступка. Дело в том, что помимо законодательной потуги под №109 УПК насытили и рядом прочих новшеств.

Среди них — «привязка» ходатайств следователей, расследующих уголовные дела, к судам по месту юридической регистрации силовых структур, возможность обжалования «пидозр» адвокатами обвиняемых и передача функционала по назначению экспертиз и продлению сроков досудебного расследования в руки судей.

С осени прошлого года силовики придерживаются линии, что эти новации процессуального закона в целом деструктивны. И после вступления в силу приведут к катастрофическим последствиям в виде закрытия свыше полумиллиона уголовных дел, коллапса следственных действий и превращения судов в «кладбища ходатайств». С последним доводом отчасти соглашаются и судьи.

«Спасительный» законопроект сняли с рассмотрения

Для того, чтобы отыграть ситуацию вспять, в парламенте даже был зарегистрирован соответствующий законопроект №7547. По сути, его авторы предлагают удовлетворить «хотелки» правоохранителей, помножив на ноль не устраивающие их изменения в УПК.

Согласно изначальным замыслам, проголосовать за него намеревались 13 марта. Но во вторник до рассмотрения этого документа в сессионном зале очередь не дошла. Причины этого объясняются туманно.

Как заявил спикер Верховной Рады Андрей Парубий, законопроект №7547 сняли с повестки дня на неопредленный срок «для проведения политических консультаций».

Основные силовые ведомства — ГПУ, МВД и НАБУ, тем временем выражают на этот счет единую позицию. Они категорически против вступления в силу ряда новшеств УПК. Собственно, их изъятие из закона и предлагается проектом №7547. Насколько высоки шансы на то, что народные избранники успеют «обнулить» правки процессуального закона до их вступления в силу (то есть, с 15 марта), пока неясно.

«Ищем компромисс. Но проблема существует. Я думаю, что нам придется, столкнувшись с этим коллапсом с первых дней, начиная с 15 марта, вернуться к этому вопросу. И мы найдем нужные аргументы в парламенте», – заявил на этот счет журналистам глава МВД Арсен Аваков.

Как взрывалась «информационная бомба»

К моменту заявления министра внутренних дел в соцсетях уже ширилась трактовка вероятного развития событий, которое повлекут за собой отдельные новшества в УПК. Поводом к скандалу стал сюжет в эфире новостей одного из телеканалов.

В нем говорилось, что «благодаря» «поправке Лозового» с 15 марта похоронить покойников украинцы смогут только после экспертизы, которую должен назначить суд. Причем такого решения придется ждать несколько дней, а без него морги не будут принимать тела.

В сюжете приводилось мнение сотрудника морга, который предлагал альтернативу в сложившейся ситуации. Мол, до того, как суд разрешит забрать тело, родственники могут обратиться к частникам. Приводились и расценки их услуг — сутки хранения тела в специальной камере обойдутся от 280 до 350 грн.

Сюжет журналистов 1+1, посвященный законодательным новациям при погребении, источник видео: youtube.com/ТСН

Сюжет 12 марта далеко не единственный, который описывает суть «похоронной поправки» в УПК в таком свете.

Неделей ранее в аналогичном ключе ситуацию трактовал другой ресурс. Этот ролик о новых правилах проведения похорон также вызвал бурную реакцию. Он набрал почти 500 тыс. просмотров, его перепостили себе на страницы 20 тыс. пользователей и почти 1,5 тысячи оставили разгневанные комментарии.

Источник видео: facebook.com/news24ukraine

В целом, с начала марта журналисты целого ряда СМИ приводили аргументы экспертов, которые обращали внимание на новеллы, касающиеся назначения судебно-медицинских экспертиз.

В их логике, передача этого права судьям повлечет за собой усложнение бюрократической процедуры и дополнительные неудобства.

Подмена понятий. Как «криминальные» трупы смешали с «естественными»

Стандартно читателям при этом напоминали, как «похоронный алгоритм» работает сегодня. Так, в случае смерти человека на место прибывает машина медиков и следственно-оперативная группа. После того, как врач констатирует смерть, а следователь открывает уголовное производство, тело покойного отправляют в морг с постановлением на проведение судебно-медицинской экспертизы.

Далее указывалось, что новации в УПК ломают это правило. Дескать, отныне разрешение на проведение СМЭ будет выдаваться только в суде, что вызовет дополнительные проволочки и неудобства.

В поддержку этого тезиса выступил целый ряд спикеров, имеющих отношение к Министерству внутренних дел Украины.

Одним из «хедлайнеров» стал бывший замглавы ГСУ МВД Григорий Мамка. Он убеждал журналистов, что без решения суда морги не будут принимать тела. Отдельно подчеркнув — это будет касаться абсолютно всех обнаруженных покойников.

«Что делать с трупом? Никто не понимает, где он будет лежать. В домашних условиях содержать невозможно. Без решения суда морги принимать тело для проведения вскрытия и первоочередной судебно-медицинской экспертизы не будут. Какой бы смертью не умер человек: естественной или насильственной. Если человека убили, вообще завал: пока будут ждать разрешение на экспертизу, потеряют доказательства. Думаю, что получим большой шквал жалоб родственников, которые будут оскорблены тем, что тела не принимают в морги», — отмечал Мамка.

В судейском корпусе называют такую интерпретацию некорректной. Они обращают внимание на то, что вступающая в силу новая редакция статей 242, 243 и 244 УПК Украины коснется только так называемых «уголовных» трупов, где требуется заключение СМЭ. Говоря простым языком, тех покойных, в отношении которых имеется подозрение о насильственной форме смерти, по мотивам чего возбуждено уголовное дело.

Источник фото: facebook.com

Что же касается «естественных смертей» (например, человек скончался в собственном доме), то большая часть этих случаев не проходит регистрацию в ЕРДР. Это подтверждает статистика, ранее приведенная главой Нацполиции Сергеем Князевым. Она позволяет осознать масштаб проблемы, которая возникнет в связи с необходимостью назначения экспертиз через суд после 15 марта.

По словам Князева, за 2016 год в Украине было зарегистрировано 91 800 «естественных» смертей, по фактам которых были начаты уголовные производства, а следователями назначались экспертизы. Из них на столицу и Киевскую область пришлось 11 500 таких случаев. Если динамика не изменилась, то с конца этой недели в суды ежедневно будет заходить не более 300 соответствующих ходатайств в целом по стране. С учетом того, что в данных случаях следователи «не привязаны» к какому-либо конкретному суду, ситуация выглядит не столь критично, как ее подают общественности.

Более того, юристы говорят, что даже при внесении материалов по факту смерте в ЕРДР экспертизу могут и не назначать. Это касается тех случаев, когда на руках есть записи медкарты покойного или врачебное свидетельство о смерти от участкового терапевта, у которого умерший состоял на учете.

Что говорят судмедэксперты и судьи

«С 15 марта «разрешение» на проведение экспертизы тела по причине насильственной смерти будут давать не следователь, а следственный судья. Как и сейчас, так и в будущем, это не касается каждого случая смерти. Экспертиза необходима только в том случае, если будут признаки насильственной смерти! Если таковых нет, и, например, человек престарелого возраста отдает Богу душу у себя в родном доме, лежа в кровати, — экспертиза не назначается и не проводится», — пишет на этот счет в Facebook судья Ленинского райсуда Днепра Дмитрий Мовчан.

Источник фото: facebook.com/praetor.dm

Вторит ему и его коллега — судья Дубенского райсуда Ровенской области Александра Жуковская. «Задайте себе вопрос: неужели все трупы «криминальные»? Нет… Если человек умер естественной смертью, его близкие и родственники не испытают на себе действия нововведений уголовно-процессуального законодательства. Правила погребения в Украине не изменились! А если все-таки придется следователю обращаться к следственному судье с ходатайством о назначении экспертизы, оно будет рассмотрено немедленно и без каких-либо проволочек», — рассуждает судья на своей странице в Facebook.

По ее оценке, некоторые сложности могут иметь место в первые дни после вступления в силу поправок в УПК. После чего каждый судья подготовит «козы», и будет оперативно выдавать добро на назначение СМЭ.

«Регистрация через канцелярию, рассмотрение такого ходатайства под техзапись вместе с изготовлением решения займет максимум до часу времени. Мы не в восторге от полномочий, которые на нас свалили, но судебная власть с этим справится. Оснований для паники нет», — резюмирует Жуковская.

Источник фото: facebook.com/OleksandraZhukovska

Впрочем, сдержанный оптимизм судей разделяют не все. Ряд экспертов полагают, что проблемы с «естественными» трупами, по мотивам обнаружения которых будут заводиться уголовные дела, все же дадут о себе знать.

«Теперь следователь не имеет права назначать судебно-медицинскую экспертизу, в том числе и обязательную – для установления причины смерти. В случае наступления смерти лица или выявления трупа следователь, после регистрации уголовного производства в ЕРДР, дожидается назначения процессуального руководителя и составляет ходатайство в суд о назначении судебно-медицинской экспертизы, — поясняет свою логику одесский судмедэксперт Борис Яворский. — Это ходатайство согласовывается с процессуальным руководителем в прокуратуре, после чего к нему составляется сопроводительное письмо и эти документы отвозятся в суд… Следственный судья в установленный срок до пяти дней рассматривает это ходатайство и, если оно оформлено правильно, удовлетворяет его, назначая экспертизу. Если же ходатайство не соответствует п.2 ст. 244 УПК, следственный судья возвращает ходатайство с отказом, после чего всё начинается вновь. Какова участь трупа на протяжении всей этой переписки, законодатель стеснительно умалчивает. Поскольку судебно-медицинские морги не могут принимать труп без положенной документации, предполагается, видимо, что мёртвое тело всё это время продолжает лежать и разлагаться на месте его обнаружения».

К сожалению, УПК не дает ответов на вопрос, что в таком случае все это время будет с телом. Один из сотрудников СМЭ столицы, согласившийся дать комментарий на правах анонимности, подтверждает — принять такой труп в морге не смогут де-юре. И предположил, как могут развиваться события в таком случае.

«Скорее всего, вопрос по помещению тела будут решать по месту на уровне договоренностей между следственными органами и СМЭ. А там, может и примут изменения», — говорит наш собеседник.

В потенциальной зоне риска — жертвы изнасилований и нападений

Судмедэксперт Яворский уверен, что история с покойниками — лишь одна часть медали «экспертных» правок в УПК.

«С освидетельствованиями живых лиц, в том числе и жертв изнасилований, ситуация обстоит аналогичным образом. В частности, жертвам изнасилования придётся, видимо, рекомендовать воздержаться недельку от водных процедур; возможно, сперматозоиды насильника сумеют чудом дожить до экспертизы и помогут установить личность насильника», — предполагает эксперт.

Источник фото: facebook.com/Yavorsky.Boris

На этот аспект ранее обращал внимание и спикер полиции Киевской области Николай Жукович. Ведь в суды «переместятся» не только вопросы о назначении экспертиз трупов, а и живых фигурантов уголовных дел. Где зачастую скорость реакции и оперативность снятия побоев играют решающую роль при квалификации преступления.

«Если человек попал в ДТП, в драке или другой ситуации получил телесные повреждения, то следователю нужно будет обращаться в суд, и только после решения суда человек сможет пройти судебно-медицинскую экспертизу. Насколько вовремя суды смогут принимать эти решения — это вопрос. А зачастую именно вовремя проведенная экспертиза очень сильно влияет на ход расследования. Уголовных производств, где потерпевшим необходимо пройти экспертизу, у нас очень много», — говорит Жукович.

Сторонники поправок в УПК, тем временем, призывают подождать 15 марта. И тогда убедиться в том, что новшества не несут угроз, приводящихся в изложении их оппонентов.

Адвокат Андрей Мамалыга при этом указывает на вероятный источник кампании по дискредитации поправок. «Это все «мусора!», — пишет Мамалыга, намекая на МВД.

Точку в этом споре положит апробация «радикальных» новаций УПК. Если, конечно, за оставшиеся пару дней их не обнулят парламентарии. Как бы там ни сложилось, трудно не согласиться с промежуточными выводами скандала, к которым пришел судмедэксперт Яворский: «Внятных рекомендаций и конструктивных предложений по организации работы от представителей правоохранительных органов на текущий момент нет».

Источник: Страна

Share




    © 2005-2017 «Гражданская прокуратура Украины»

    Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.prokuratura.org.ua и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла. Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки.

    Контакт: gpu.org@gmail.com

    >